неофициальный сайт сериала Кадетство
Голосование
Кто ваш любимый актер Кадетства?

Главная arrow Сезон 3 arrow Кадетство 3 сезон. Серия 22

Кадетство 3 сезон. Серия 22

Сырникова увозят на скорой, Капустина уезжает с ним. Полутемная комната. Кровать. В кровати полулежит Наташа Ротмистрова в очень миленькой красной маечке, читает толстую книгу. Заходит Ротмистров в синем халате, Наташа говорит, что Ульяна уснула, она сама сейчас дочитает и тоже спать, тут у майора звонит телефон, он отвечает, говорит «Сейчас буду»
, - Что случилось? - Леша отравился... Ротмистров и Капустина в больнице, - Что случилось? - Таблетками отравился? - из-за чего? - Не знаю, - Откуда он их взял? - Сильное снотворное, у меня из сумочки, - Откуда у тебя в аптечке в суворовском сильное снотворное? - Это мое. Я иногда принимаю. Ротмистров начинает: Это все из-за тебя. Пойди спроси как он там... Подходит врач, говорит: Можете ехать домой. Все что надо мы сделали. Успели вовремя. Состояние не критическое. Мы его понаблюдаем. Строй (в майках) и Василюк: Кто его первым нашел? Он что-нибудь сказал? Записка? С кем-нибудь до этого разговаривал? Вы же коллектив! Всегда вместе: учитесь, спите, едите! Вбегают Макаров и Синицын: Мы все осмотрели, тумбочку его, тетрадки, ничего, никакой записки. - Встать в строй. Бред какой-то. Соболев (в форме) У Сырникова был конфликт с суворовцем Трофимовым. Василюк: Трофимов в канцелярию, остальные отбой. Спальня. Перепечко: Ну, Леха дал! А если не откачают? - Не каркай. Возвращается Трофимов, Соболев спрашивает, что там было? Что ты сказал? Трофимов огрызается и ложится спать. Макаров поддерживает, и правда, давайте спать. Завтрак. Перепечко ест, остальные говорят аппетита нет. Трофим, а у тебя похоже аппетит в порядке. Соболев говорит, что периодически звонит на мобильный Сырникова, никто не отвечает. Ноздрев и Василюк. Василюк: Конкретная причина поступка неясна. Суворовцы ничего не знают, - Суворовцы не знают. А ты? Ты знаешь? - Ничего не предвещало... - Не предвещало... То есть парень жил, ходил, жизни радовался и бац – таблетками отравился? - Депрессии не наблюдалось... - Тебе погоны не жмут? У него суворовец чуть не погиб, а он «депрессии не наблюдалось»! - У него был конфликт с суворовцем Трофимовым по поводу поступления, но я разобрался, - Звони в ФСБ, ФБР, ЦРУ, иди к гадалке, но чтоб к вечеру причина была выяснена и доложена. - Есть... (У меня во время этого эпизода одна мысль была – как ЭТО умудрилось стать офицером-воспитателем? А раньше вроде неплохой мужик был...) Ноздрев разговаривает с психологом, Сырников к вам обращался? Та рассказывает о просьбе Ротмистрова и разговоре с Сырниковым, - И куда суворовец Сырников поступать хотел? - Александр Михайлович! Вы в прошедшем времени... - Извините, оговорился. Куда собирается? - В Рязанское Десантное, - А отец куда хотел... хочет? - В наше ракетное. - Понятно. А вопросы личного характера обсуждались? - Нет. Думаете, он мог из-за этого? - Вы как психолог, как думаете: мог или не мог? - Не мог. - А с отцом у него давний конфликт. Мы его на втором курсе перевели из-за этого, - Я не знала... Соболев спрашивает Трофимова о разговоре с Василюком, Трофимов сказал о поступлении, но о Даше смолчал, Соболев решительно разворачивается и идет к выходу, - Стой! Куда?! - Клешни убери, - Она не при чем! - Леха при смерти и это ты его довел, - Чем? - А ты не знаешь! Ноздрев разговаривает с Ротмистровым, сам понимаешь, ЧП, у вас разногласия по поводу поступления были, - Да были разногласия, - Почему он это сделал? - Сам всю ночь голову не спал, думал... Соболев рассказывает Василюку, что у Сырникова и Трофимова был конфликт из-за девушки. Василюк ловит Трофимова в коридоре, в кабинет, расспросы, почему о девушке смолчал? - Она не при чем! Она не виновата, что он ей не нравится! - Кто «она»? - Не скажу, - Бережешь честь дамы? Не то место и время. Фамилия, имя, место учебы, - Не скажу. Можете выгнать, - Ишь ты какой. Ладно, она и правда не очень важна. Вы с Сырниковым дрались? - Нет. Поговорили пару раз резко и все. Соболев тем временем пришел в буфет, высказал Даше, что ты ему сказала? Говорит что Сырников в больнице. Больничная палата. Заходит Ротмистров с пакетом апельсинов. – Привет, сынок, - Привет, - как ты? – Нормально, - Вот, это тебе, - Не надо. Тошнит еще, - Потом съешь, - Пап, прости меня, - ерунда. Поправляйся. Я не расспросами пришел. Я не знаю, может быть в случившемся есть и моя вина. Черт с ним с ракетным. Это твоя жизнь, - Ты не при чем, - Правда? - Да, - Поверь, я тебя очень люблю, - Я тебя тоже, - Мы потом сядем и обо всем поговорим... Синицыну звонит Ксюша, он сбрасывает, подбегает взмыленный Сухомлин: Дуй на КПП! Тебя ждут! - Кто? - Дед Пихто и бабка с пистолетом. Иди. Это Ксюша. - Илья! Прости. Я думала это ты отравился... - Ты в своем уме? Думаешь, я бы стал из-за тебя травиться? - Маме подруга из больницы позвонила, сказала суворовец, 3-й курс, фамилию она не запомнила, только что на «с». - Нет ничего, из-за чего я бы наложил на себя руки, - А этот Сырников из-за чего? - Из-за девчонки. Как там Миша? - Нет никакого Миши. Это был Слава, мой одноклассник, ты же его знаешь, - Точно. Не узнал, так вымахал... - А он тебя сразу узнал, - А я думал «Знакомая рожа»... - Не рожа, а лицо, - Теперь у тебя и Слава-красавчик, - Ты сейчас шутишь? - Пытаюсь, - Я скучала, - А я по-твоему чем занимался?.. К Сырникову пришла Даша, с апельсинами, - Положи, потом сдам на овощную базу. - Извини меня, что я так резко, я знаю, что ты неплохой парень, - Это настоящий список, Трофимов его со 2-го курса ведет! У него теория – до свадьбы надо 100 девушек сменить, - Ну его, этого Трофимова. Мне тебе нужно кое-что сказать... - Колеблется. Сырников: Говори. - Выздоравливай. Мне пора, обед скоро закончится. Даша уходит, в коридоре сталкивается с Василюком с пакетом апельсинов: Дарья? Ты что здесь делаешь? Не работаешь сегодня? - У меня перерыв, я Лешу Сырникова навещала. Мне бежать нужно, - Стой. Слушай, а это не ты та самая девушка?.. Алгебра. БМП что-то перечисляет. Синицын: А логарифм? Вы не назвали. Он тоже входит в... - Правильно! Я специально не назвала логарифм, и теперь знаю, кому я все это говорю, и кому интересна алгебра. Остальные загудели: Нам тоже интересно. Перепечко: Я тоже заметил и хотел сказать, просто Синицын первый ляпнул. - Он не «ляпнул», он поправил учителя! И вы не стесняйтесь делиться с учителем своими мыслями. Макаров: Она у него последняя. Тут у кого-то звонит мобильник. У Соболева, извините, не отключил... Это Леха! (весь взвод поворачивается к Соболеву) Извините, Эмма Владимировна, я быстро... С ним все в порядке! 3-й взвод: Ура! БМП: Прекратите сейчас же! Соболев: Вам всем привет! ... БМП: Что это такое?! Соболев: У нас алгебра... Эмма Владимировна, вам тоже привет! БМП пытается всех успокоить, не получается и она убегает из класса. Соболев: С ним все в порядке, навещать можно... БМП у Ноздрева, жалуется, описывает ситуацию, Ноздрев внимает, но услышав «у какого-то Лехи, видите ли, все хорошо!», вскакивает, переспрашивает и повторяя «У Лехи все хорошо» убегает. Полина в миленьком синем летнем платье волосы уложены в прическу, заходит в комнату, в руках кипа бумаг, Поля садится, начинает их просматривать. Телефон: Глеб, это ты?.. Да получила... Я просила не эти бумаги... При чем тут квартира?.. Тебе не надоело играть в эти игры?.. Когда дашь разрешение, тогда и подпишу! (Насчет последней фразы не уверена) Полина комкает эти бумаги. Смотрит анкету MONKа, фотография дяди Саши, помощника мэра. Суворовцы подходят к больнице, с пакетом апельсин, надо было Лехе шоколадку купить, - В апельсинах витамины, - А в шоколаде что, яд? Врач гонит их прочь, надо в приемные часы приходить, кругом, шагом марш! Суворовцы покорно уходят, но когда врач тоже уходит, разворачиваются и бегом к больнице. ... Тут зона, а не больница, к нам и то легче попасть. Давайте позовем. Леха! Леха! Макаров: Кто куда. Строимся. Давайте... Хором слаженно: Ле-ха! Ле-ха! Из окон выглядывает несколько человек, - По ходу тут не один «Леха». Давайте по фамилии. Сыр-ни-ков! Сыр-ни-ков! Выходит тот же врач: Мне милицию вызвать?- Мы к товарищу. Из училища отпросились, - Ладно. Три человека. Макаров: Я, Соболев и Синицын. Трофимов: Можно я? Мне поговорить. Макаров: Потом поговорите. Печка, пакет отдай. Ноздрев и Даша. - Не люблю всякими разбирательствами заниматься. И в амурные дела лезть тоже не люблю. Но если случай выходит за рамки... - А что случилось? Я ничего не сделала. - Ну если для тебя гулять сразу с двумя норма... - Они просто друзья. Пригласили в кино – пошла, пригласили потанцевать – потанцевала. - Вот-вот... - Я не давала никакого повода, - Сама же говоришь: с одним танцевала, с другим в кино, а они потом друг другу глотки рвут, - Александр Михайлович, миленький, я не хотела. Они просто друзья. У меня парень есть, - Как? Третий? - Не третий, первый. Мой одноклассник, мы вместе поступать будем, - так что ж ты им сразу не сказала? Чтоб не надеялись, - Я не знала, что они на что-то надеются, - Ей цветы дарили, в кино звали, а она не знала, что это значит. Макаров, Соболев и Синицын выходят, - Как он там? Макаров: Вот завещание составил, «Я Сырников Алексей, находясь в здравом уме и твердой памяти, завещаю мой конспект по НВП Перепечко...» Соболев: Да в порядке он. Вон! Сырников выглядывает в окно (эх, вспомнилось, как я в детстве болела, и ко мне весь класс пришел, тоже под окнами стояли), потом Сырников отходит, показывается врач. Макаров: пойдемте. Мне еще в инет надо заскочить... Интернет-клуб. Письмо от Полины. «Александр, (можно вас так называть?)» Дальше я не успела прочитать. Опять Полина. «Вам новое сообщение». Очень длинное. Начинается с «Называть можете как угодно, лишь бы слово приличное. Культурная жизнь в нашем городке не такая богатая, как в Москве, но с культурной смертью мы боремся». Дальше опять не успела прочитать. А Полина читает и улыбается. Ротмистров и Капустина в больнице. Врач: Вы сказали пузырек был полный, мы промыли желудок, обнаружили 4 таблетки, решили, что остальные он мог проглотить заранее и они рассосались... Ротмистров: А вы не могли сразу анализ сделать и определить сколько таблеток он съел? - Вы знаете, сколько стоит качественный анализ крови? – Нет, - Узнайте. Мы оставили вашего сына для наблюдения. Сейчас мы уверены, что он съел только 4 таблетки. Капустина: а остальные? – Выбросил, наверное. Ротмистров, сузив глаза: Вы хотите сказать? - У нас это называется «симуляция». Пожалейте меня, я умираю. - Вы уверены? - Не уверен я был утром. Извините, у меня дела...
 
Кадры из фильма
1 сезон

2 сезон

3 сезон
Статьи

все статьи